По правилам английского юмора

На сцене театра им. Моссовета сыграли премьеру с Ольгой Остроумовой

Фото: Сергей Петров
Фото: Сергей Петров

Свое 70-летие звезда театра им. Моссовета Ольга Остроумова отмечает с запозданием: юбилей был в прошлом сезоне, а премьера с ней в главной роли – в этом. Зато, какая! «Путешествие с тетушкой» по мотивам одноименного романа Грэма Грина в постановке ее сына, Михаила Левитина-младшего. Почему выбор пал на этого британского автора, неясно. Ему явно повезло: таким обаянием и пылкостью, как в этой постановке, английский юмор редко одаривают.

Фото: Сергей Петров
Фото: Сергей Петров

Стареющий заурядный британец Генри Пуллинг (его играет Александр Бобровский) на похоронах своей матери знакомится с ее сестрой Августой Бертран в исполнении Ольги Остроумовой. Она яркая, энергичная женщина, – из тех, что «с неуемной жаждой жизни», как говорил один американский литературный персонаж. Она берет его с собой в путешествие по миру, которое на самом деле является маскировкой контрабанды наркотиков. Криминальная суть происходящего обставляется присущими тетке героя элегантностью, иронией, острословием. Именно они, по сути, являются здесь объектом представления. Даже не сюжет, в котором есть место бразильской тюрьме, парижским проституткам и стамбульской полиции.

Если бы не очарование и женственность, присущие Остроумовой, происходящее на сцене утратило бы всякую привлекательность. Оно итак смотрится как череда историй, в которых реплики иногда кажутся нелогичными, а порой таковым выглядит и все действие. Кажущаяся нелогичность – одна из характеристик английского юмора. Наверняка, Грэма Грина рассмешили бы каменные лица некоторых зрителей. В них, впрочем, видно желание «дойти до самой сути» в восприятии. Органичность игры Остроумовой, ее легкость и естественность, позволяют миновать интеллектуальную часть в понимание истории и доносит ее прямо в душу зрителя. И если по содержанию публика может что-то недопонять, то впечатление от высокого мастерства актрисы в главной роли ей гарантировано.

Фото: Елена Лапина
Фото: Елена Лапина

На то, что это юмористический спектакль, указывает многое: и утрированная игра Марка Вдовина с Евгением Ратьковым в ролях то проституток, то священников, то спецагнетов, то индейцев. И подчеркнутая непосредственность в игре Анастасии Прониной в роли Тули, молодой девушки, соблазняющей главного героя. И даже форма подачи всего путешествия, разделенного на главы, каждая из которых предваряется специальным объявлением и разыгрывается отдельной сценой. Однако признать во всем этом шутку не всегда получается, но и на кривляние это не похоже. Возможно, создатели прониклись английским юмором настолько, его двусмысленностью и парадоксальностью, что, найдя ему сценическое воплощение, упустили задачу быть понятыми русской публикой.

Недоумение вызывают и некоторые высказывания. Например, свою готовность переспать с Генри Тули обозначает так: «Я бы вам сразу дала (…) А хотите, я вам сейчас дам?» Понятно, что как автор написал, так тому и быть. Однако, в русской традиции такие реплики, да еще и со сцены, вульгаризируют действие. Кроме того, очевидно, что эффект комичного должен здесь достигаться контрастностью героев – замкнутого недотепы Генри и разбитной Тули, но, при неплохой игре актеров, этого почему-то не происходит.

Что до смеха, то по-настоящему его вызывает, пожалуй, только один персонаж – чернокожий Шекспир в исполнении Владислава Боковина. Дело даже не в его карикатурности, хотя есть место и накладным бедрам с животом, и «шоколадному» гриму. В какой-то момент Боковин словно выводит героя за рамки этого развлекательного зрелища и тот начинает жить своей жизнью, по законам, подчиненным не английскому юмору, а комичного, как такового. Его кривляния, не в пример другим, всегда смешны. Своего же пика Шекспир Боковина достигает в сцене выдворения тетушки из бразильской тюрьмы, где изображает генерала. Это сыгранно очень увлеченно и не может не восхитить.

Фото: Сергей Петров
Фото: Сергей Петров

Сценография здесь минималистична: сцена практически всегда пуста, а если что и сооружается, то из подручных предметов, как тюремная камера из бамбуковых веток или воды Амазонки из большого синего полотна. Это гармонирует с установкой на комичное. Все смотрится вполне сбалансировано, даже пошлость некоторых реплик мало портит впечатление о спектакле как о выдержанном и стройном.

Между тем, за шуткой всегда есть смысл, а если шутливым делают зрелище в два с половиной часа, то за юмором должна скрываться суть. Возможно, даже философская. В «Путешествии с тетушкой» суть все время ускользает, акценты смещаются и где она, остается в итоге непонятным. При этом смехом ради смеха охарактеризовать идею спектакля тоже нельзя. Разве что, смехом по определенным правилам – английского юмора. И здесь возникает недопонимание – это правила особые, чуждые русской ментальности. Поэтому в фойе по окончании можно слышать недоуменное: «Сдается, что это была комедия».

Анна Бояринова

Читайте нас на millionaire.ru

milka-newyear.ru